Музыка в жизни Иннокентия Михайловича Суслова

16 мая 2019

В фондах Красноярского краевого краеведческого музея отложилось более тысячи документальных и вещественных материалов, принадлежавших И.М. Суслову (1893 - 1972), известному учёному, этнографу, кандидату географических наук, первому председателю Красноярского комитета Севера. Вдумчивый и любознательный исследователь тунгусской культуры, организатор родовых советов и родовых судов на территории современной Эвенкии, первооткрыватель месторождений исландского шпата в бассейне Нижней Тунгуски И.М. Суслов на протяжении всей своей жизни проявил себя как талантливый музыкант.

Любовь к музыке привила Иннокентию его мать Любовь Афанасьевна Подгорбунская (1868 - 1915). Она училась в Иркутской гимназии, хорошо пела и играла на пианино. Затем она исполняла обязанности концертмейстера в любительском оперном коллективе, пела ведущие партии в русских операх. Любовь Афанасьевна была любимицей иркутской публики, примой музыкального общества, созданного известным промышленным деятелем Сибири и меценатом Александром Михайловичем Сибиряковым. Он купил в Англии рояль фирмы «Meybom» и подарил его Л.А. Подгорбунской.

С 7 лет она обучала Иннокентия игре на рояле. Из ранних воспоминаний И.М. Суслова узнаём, что его певческая «карьера» началась в гимназии г. Енисейска, куда его отдали учиться в возрасте 11 лет. Он писал: «С окончанием первого полугодия меня хотели исключить за невзнос платы, но в это время проводилась проба голосов для организации гимназического хора. У меня оказался подходящий голос, и меня приняли в хор в партию дискантов. Это дало мне право обучаться бесплатно в гимназии». Александр Орлов, священник Енисейской Успенской церкви, был его учителем, он считался лучшим хоровым дирижёром.

Отец Иннокентия, Михаил Михайлович (1869 - 1929), был псаломщиком в Енисейской Успенской церкви. Летом 1907 г. он был назначен ессейским катехизатором, и вся семья уехала в Туруханск. Иннокентий же остался в г. Енисейске, он жил на квартире у О.И. Черноусовой. Четырнадцатилетнему мальчику приходилось зарабатывать на жизнь с первого класса гимназии (репетиторство, концерты, работа на метеорологической станции).

Огромную роль в дальнейшем музыкальном образовании И.М. Суслова сыграл учитель немецкого языка Ю.И. Розит, окончивший Петербургскую консерваторию. Он обучал его знаниям музыки и дирижёрства, не требуя оплаты.

И.М. Суслов отмечал в своих воспоминаниях: «С 1908 г. центр музыкальной культуры города переместился в мужскую гимназию, где с этого времени существовали великорусский (балалайки) и духовой оркестры и смешанный хор из гимназистов и преподавателей. Был и в женской гимназии хор. Оба хора пели в церквах, священники которых были преподавателями Закона Божия в обеих гимназиях. В женской гимназии регентом был местный житель Ф.Д. Коновалов, в мужской - учитель Д.В. Автономов».

Когда Иннокентий перешёл в четвёртый класс гимназии, Д.В. Автономов устроил ему «дебют» на одном из торжественных церковных праздников, а убедившись в его «музыкальной зрелости», с согласия директора гимназии и настоятеля Преображенской церкви Семёна Николаевича Архангельского вручил ему дирижёрскую палочку и камертон. А позднее в Енисейске появился сводный хор гимназий, которым руководил Иннокентий. В зале мужской гимназии выступления этого хора проводились систематически, концерты были бесплатными. Особенно торжественными были концерты в юбилейные дни, посвящённые памятным датам: 200-летию со дня рождения М.В. Ломоносова, 300-летию дома Романовых и др.

В 1910 г. большим событием в музыкальной жизни Енисейска стала постановка объединённым гимназическим хором реквиема Моцарта, дирижировал И.М. Суслов. По инициативе преподавателя литературы директора Енисейской мужской гимназии М.Г. Лежинского (он же - режиссёр) осуществлялись постановки пьес А.Н. Островского. Артистами были ученики и ученицы гимназий. И.М. Суслов готовил для этих пьес хоры и писал на стихи Островского музыку.

Примечательно, что до революции музыкальная культура в г. Енисейске была на достаточно высоком уровне. По воспоминаниям И.М. Суслова известно, что «только в частных домах насчитывалось около полутора десятков роялей, а домашними учителями игры на рояле после отъезда его матери Л.А. Сусловой были Большанин, С.М. Мильштейн, В.А. Вицина-Доронина, Ю.И. Розит, Л.Г. Лежинская».

Большая же часть музыкальных произведений, отложившихся в фондах КККМ, посвящена тому периоду жизни И.М. Суслова, когда его в 1920 г. по специальному поручению Сиббюро РКП (б) назначили заместителем начальника известного агитпоезда Сиббюро РКП (б) и дирижёром большой капеллы.

Заметим, что родиной капеллы стал город Красноярск. В 1920 г. И.М. Суслов служил здесь в должности помощника начальника штаба Сибирского военного округа, формировавшегося на территории города. Он организовал смешанный хор из 50 человек под названием «Капелла». Его ядро составляли части хоров Абаянцева (соборный) и Покровской церкви. Хористы получали красноармейские пайки. Репертуар составляли как классические, солдатские и красноармейские песни в гармонизации И.М. Суслова, так и великорусские песни, сибирские, якутские и тунгусские импровизации в его обработке по записанным им подлинникам.

В ноябре 1920 г. И.М. Суслова отозвали из Красноярска в Омск в Штаб помощником главного командующего по Сибири. Хористы, прощаясь с ним, подали мысль создать в Омске аналогичную капеллу, ядром которой стала бы красноармейская капелла.

В конце ноября в Омск прибыли 20 хористов-мужчин, среди них был известный протодьякон С.С. Иванов-Вольский, имевший красивый голос. Некоторые домристы из Красноярска приехали в Омск и вступили в оркестр Григория Авксентьева. В начале 1921 г. этот оркестр полностью вступил в капеллу вместе с дирижёром.

В Омске Сиббюро РКП (б) временно отозвало И.М. Суслова из армии (без демобилизации). Ему было дано поручение по созданию отдела этнографических исследований в отделе Сибревкома по делам национальностей (орган наркомнаца). С начала декабря 1920 г. в зале Сибревкома начался приём хористов и солистов в капеллу, этим процессом руководил И.М. Суслов. Поступившие получали паёк и костюмы для концертов. В начале 1921 г. капелла с оркестром была сформирована, в её состав входило 250 человек.

Первое выступление капеллы состоялось неожиданно, вне программы. Сибревком собрал 20 марта 1921 г. Первый съезд сибирских инородцев, который длился 10 дней. С согласия Сиббюро партии Сибревком решил устроить концерт, состоящий из песенных мелодий и импровизаций, записанных И.М. Сусловым ранее у разных народов Сибири: якутов, тунгусов, кетов, ненцев, сибирских татар, башкир, киргизов (казахов), русских крестьян Сибири. Текст исполнялся на родных языках. В концерте принимал участие женский хор, исполнявший песни и импровизации в унисон, русские песни были многоголосными. Очень тепло принимали певцов. И.М. Суслов исполнил на башкирском языке под аккомпанемент рояля песню «Акай кайла йируа» и песню енисейских татар (за роялем он был сам). Участники съезда были поражены тем, что русские люди знают их песни и умеют их петь.

В 1921г. в Омск приехал комиссар путей сообщения Сибирского округа Иннокентий Николаевич Устюжанинов. Он был композитором и дирижёром, ранее - профессором музыкального училища им. Гнесиных в Москве. И.Н. Устюжанинов предложил создать агитпоезд Сиббюро РКП (б) из 300 человек с капеллой, оркестром и группой лекторов по вопросам текущей политики и медико-санитарной просветительной работы. Для этой цели было выделено 10 вагонов.

Начальником и главным музыкальным руководителем агитпоезда стал И.Н. Устюжанинов, руководителем агитационной группы по политической тематике - И.М. Суслов. Их выступления прошли во многих городах Сибири, в т.ч. в Омске, Красноярске (концерт в железнодорожном депо), Нижнеудинске, Тулуне, Иркутске (концерт в театре). Осенью 1922 года поездку завершили на Сучанских копях.

В период новой экономической политики Сиббюро приказало агитпоезду возвратиться в Омск и расформироваться. Летом 1922 г. они добрались до Омска: у них отобрали вагоны, коллектив разъехался по разным городам.

В 1922 г. И.М. Суслов выполнял поручение Сиббюро РКП (б) по воссозданию в Новосибирске здания бывшего коммерческого клуба и созданию в нем Рабочего Дворца, в котором была организована опера. Он был избран председателем правления Рабочего Дворца и дирижёром Сибгосоперы в Новосибирском рабочем дворце.

И.М. Суслов участвовал в организации подотдела музыкально-этнографических исследований в Западно-Сибирском отделе Географического общества. В начале сентября в помещении Западно-Сибирского краевого музея состоялся первый художественно-этнографический концерт при участии И.М. Суслова. Отклики общественности на этот концерт широко освещались в прессе, а через год И.М. Суслов докладывал об опыте работы музыкально-этнографического подотдела Географического общества группе членов музыкально-этнографической комиссии Общества любителей антропологии и этнографии при Московском университете. На заседании присутствовали М.М. Ипполитов-Иванов, В.В. Пасхалов, А.Д. Кастальский и другие.

В 1926 - 1927 гг. во время экспедиций на реки Нижнюю Тунгуску, Кочечумо, Тембенчи И.М. Сусловым были собраны образцы фольклора, шаманских, танцевальных, импровизационных мелодий. При изготовлении нового шаманского бубна он сделал записи текстов песен и мелодий и хоровода из обряда освящения бубна.

О постоянном интересе к музыке и музыкальной одарённости И.М. Суслова свидетельствуют многочисленные нотные тетради с музыкальными сочинениями, афиши, программы, пригласительные билеты на концерты, объявления, отложившиеся в фондах КККМ. Некоторые свои музыкальные сочинения И.М. Суслов адресовал родным и близким людям. Так, он посвятил своей жене Вере Александровне Клафтон романс «Оттого» (сл. В.Я. Преде, муз. И.М. Суслова), написанный в г. Нижнеудинске в 1922 г., а Нине Владимировне Гоштовт - «Тихо цветы на полянах рождаются» (Красноярск, 1920 г.).

В сентябре 1930 года в Ленинграде И.М. Суслов дирижировал хором студентов Института народов Севера на киносъёмках камланий сымского шамана Ивана Ивановича Ивигина для фильма Б.В. Шписа и Р.М. Мильман «Мститель». В автобиографии режиссёр Борис Шпис отмечал: «К сожалению, картину «Мститель» не удалось по ряду технических причин озвучить, что сделало бы её значительно ярче, ибо имелся исключительно интересный звуковой материал, да и всё построение вещи было музыкально построено в ритме и форме тунгусской эпической песни».

На протяжении многих лет И.М. Суслов по просьбе Ленинградского института музыки писал работу «Эвенкийская музыкальная культура», в которой много мелодий и текстов песен-импровизаций, записанных им в эвенкийских стойбищах в разное время попутно с государственной деятельностью, а также есть перечень и описание музыкальных инструментов, сопровождающиеся теоретическим анализом.

В письме К.Н. Сементовскому от 12 сентября 1963 г. И.М. Суслов писал: «Работа эта была доложена мною в 1963 г. на собрании этнографической секции Географического общества в Ленинграде и одобрена для печати». Он сделал доклад-лекцию «Тунгусская музыкальная культура». И.М. Суслов вспоминал: «Обещание проиллюстрировать доклад демонстрацией десятков валиков фонографа 1913 и 1914 гг. с мелодиями и речитативом северной группы туруханских тунгусов и кетов (остяков) не удалось, т.к. не предупредили НИИ литературы АН (где хранились валики)». Музыкантом и шаманом был сам И.М. Суслов. Он рассказывал почти четыре часа про тунгусскую музыкальную культуру, пропел 28 песен и показал их аудитории на нотных линейках. Ему было задано много вопросов о тунгусском шаманском бубне. Он писал: «Принимая почти всегда участие в хороводах и записывая мелодии и древние припевы к строфам текста (они поют текст), я сливался с этими менестрелями тайги, вслушивался в пение, в импровизационные тут же стихи». «Тунгусские музыкальные и песенные импровизации преобладали, ибо больше всего я работал над ними и любил тунгусов и их музыку».

Закончить статью хочется словами И.М. Суслова: «Мои музыкальные сочинения не изданы, они так и остались у меня дома, к тому же их немного. К опубликованию их я никогда не стремился, ибо считал и считаю их посредственными. Лучшее из них, вроде «Революционной оратории», написанной мною на композицию французских стихов, сделанную дирижёром И.Н. Устюжаниновым в вагоне Сибирского агитпоезда, я создавал не для печати, а для пользы делу, для помощи сибирским организациям компартии методами художественной агитации за выполнения решений советской власти и Сиббюро РКП (б)».

Его музыкальные произведения и воспоминания хранятся не только в фондах КККМ, но и в архиве наследников И.М. Суслова, и они ждут своих исследователей.


Н.А. Орехова

Актуальные новости

Все новости
«Кунсткамера на берегах Енисея»

«Кунсткамера на берегах Енисея»

10 марта 2021
Кабинет редкостей, необычные экспонаты, предметы нумизматики и этнографии — выставка музейных редкостей открывается в Музее-усадьбе Г.В. Юдина.
Проект «Что расскажет нам предмет»: «Иконы Василия Мангазейского»

Проект «Что расскажет нам предмет»: «Иконы Василия Мангазейского»

3 марта 2021
Василий Мангазейский – первый сибирский святой. Уже более трехсот лет православные верующие чтят его память. Его образ был популярен в сибирской иконописи. Коллекция изображений Василия Мангазейского имеется в фондах Красноярского краевого краеведческого…
«Мир Шолохова»

«Мир Шолохова»

24 февраля 2021
В Красноярском краеведческом музее открылась фотовыставка, созданная совместно с Государственным музеем-заповедником М.А. Шолохова.