Был в Красноярске полк казачий

1 августа 2022

Казацкие общины возникли в XVI веке на юго-западе, юге и юго-востоке русских областей. Слово «козак», скорее всего, имеет тюркское происхождение, так именовали легковооруженные татарские полки, название которых и переняли русские пограничные переселенцы. Расшифровка его многообразна – от свободного бродяги до государственного стража. Со временем сложилось военизированное казачье сословие, отличающееся высокой дисциплиной, преданностью присяге и своим традициям. Помимо охраны государственных границ казаки (или служилые люди) активно участвовали в освоении новых территориальных пространств, в том числе и Енисейской губернии в конце XVI века. В XVII веке половину русского населения Приенисейского края составляли казаки и члены их семей.

В XIX веке общее командование казаками было сосредоточено в Военном министерстве по Главному управлению казачьих войск. По губернаторству – командующему войсками в Восточной Сибири, затем бригадному командиру Енисейским и Иркутским казачьими полками, на местах – полковому командиру. Сибирские городовые казаки входили в состав губернской окружной полиции и состояли в гражданском управлении.

22 июня 1822 года, по «Уставу о сибирских городовых казаках», в Енисейской губернии был учрежден Енисейский городовой казачий полк, в состав которого вошли казачьи команды (из бывших казачьих дружин) Красноярска, Енисейска и Туруханска, чьи предки участвовали в покорении Сибири в XVI - XVII веках. Полк разделился на пять сотен, управляемых сотниками, две из которых остались в Красноярске, остальные оказались в Енисейске, Минусинске и Туруханске. В штат полка входили: полковой атаман, 5 сотников, 5 хорунжих, 46 урядников, 500 казаков. Атаман избирался общим числом голосов на три года; существовал станичный суд; многие вопросы решались на станичном круге. Полк числился в составе губернской окружной полиции, управление которой принадлежало командующему войсками Восточной Сибири, а в губернии – гражданскому губернатору, в уездах (округах) и городах – окружному начальству.

Ночные полицейские разъезды в городах, этапирование ссыльных по тракту, охрана соляных озер, хлебных магазинов, наблюдение на казенных поселениях, сбор податей с инородцев, пограничные караулы и разъезды, сопровождение научных экспедиций, пикеты в неспокойные времена, почтовая служба – вот далеко не полный перечень повинностей казачьей сотни. Жизнь казака проходила в поле и на коне.

Енисейские казаки разделялись на служащих (полковых) и станичных (ополчение). В полк зачислялись казаки, не имеющие прочного хозяйства и часто несущие службу в местах, удаленных от постоянного места жительства. А кто имел свой дом, хозяйство, зачислялся в станичники, которые отправляли службу временно. Казаки освобождались от всех государственных податей, денежных земских сборов и рекрутской повинности.

Дети казаков не выходили из своего сословия; детей станичников набирали в полк только в случае не укомплектования. Достигшего 16-летнего возраста подростка зачисляли в списочное число казачьего полка, ставили на казенное довольствие, но в течение года на действующую службу не призывали. С 17 лет приставляли к исполнению мелких внутренних повинностей, а по исполнении 19 лет приводили к присяге на верность службе. Далее следовало обучение цельной стрельбе и необходимым для казаков ремеслам; по особому образцу справлялась одежда (сапоги с железными шпорами, куртка, шаровары синего сукна с красными кантами); покупалась лошадь, на которую отводился покос, предоставлялся фураж. Из вооружения – ружья пехотные, шашки (в народе – «селедки»), пика, входившие в полковую казенную собственность. Казна отпускала казаку обыкновенный солдатский провиант, офицерам денщиков не полагалось, но отпускался провиант на вольную прислугу. Подростки с телесными недостатками направлялись на внутреннюю службу. Увольнение не способных нести службу людей производилось по медицинскому освидетельствованию. В 42 года казак получал увольнение от службы, пополняя ополчение. При полке была учреждена казачья школа по обучению закону Божьему, чтению, письму и арифметике.

Помимо денежного жалования каждому казаку выдавалось земельное «довольствие» в 15 десятин земли, позднее увеличенное до 30 десятин. Отведенная земля продаже не подлежала, а являлась потомственной. На севере губернии служивым отводились места для рыбной ловли и звериной охоты; в городах казаки могли заниматься промышленностью и мелкой торговлей (преимущественно торговали скотом).

Главной обязанностью станичных казаков была охрана границ и мест, ими обитаемых. Станица включала в себя от 50 до 500 душ мужского рода. Станичники содержали пограничные караулы, ловили беглых, предоставляли подводы под разъезды, доставляли земскую почту, содержали постои, исправляли дороги, мосты, гати, составляли экстренные конвои, отправлялись в помощь Красноярскому гарнизонному батальону. Во время «командировок» казна выделяла казакам пособие, фураж и «подковочные» деньги, все остальное время они жили за счет собственного хозяйства и промыслов, занятия которыми поощрялись.

Численный состав станиц, как правило, был стабилен. Переход казаков из полка в станицу воспрещался, как запрещалось переселение из одной станицы в другую. Отлучка от местожительства дозволялась на расстояние не далее 150 верст, а более удаленные «командировки» нуждались в особом разрешении. Станичному начальству подчинялись все жители села, включая и принадлежавшим к другим сословиям, а также «посторонние» люди.

4 января 1851 года из Енисейского городового казачьего полка образовался Енисейский казачий конный полк. В него зачислили казаков бывшего городового полка (275 человек в Красноярске) и станиц Саянской (458 человек) и Абаканской (372 человек). Для усиления полка в его состав включили население деревень Торгашино, Дрокино, Минино, Базаихи, Солонцов, Бугачево и др. Всего енисейский казачий контингент составил 2105 человек, сам полк состоял из 6 сотен. В начале 1850-х годов XIX века в Енисейский казачий полк был зачислен есаул Владимир Михайлович Переслени, зять декабриста В.Л. Давыдова.

Полковой штаб остался в Красноярке, штат полка сохранился в прежнем составе. Служба определялась прежними обязанностями, с добавлением новых повинностей, сообразуясь со временем. Так, еще с 1840-х годов казаки несли службу на золотых приисках, конвоировали наемных рабочих, предотвращали беспорядки.

Внешняя служба казаков (до 35 лет), сопряженная с длительными временными отлучками, неслась строго по очереди, с таким расчетом, чтобы год казак состоял на действительной службе и такое же время находился на льготе в доме, неся внутреннюю, местную службу. Замена могла следовать только по родственной части: брат мог сменить брата, сын отца. Наряд вне очереди на действительную службу налагался на пьянствующих или совершивших преступление казаков.

На ежегодных сборах сотни полка осматривались полковым начальством: тут и строевая подготовка и хозяйственная деятельность. Полковые казаки каждый год призывались на 3-4 недели на полковые сборы. Так как казачья экипировка и лошади стоили немалых денег, нижним чинам, для облегчения, как уже упоминалось, отпускались пехотные ружья и шашки, числившиеся за полковой казенной собственностью.

Командирами сотен могли назначаться офицеры не только казачьего сословия, но и офицеры из регулярных войск (казачьи войска относились к иррегулярным войскам как не имевшие единой и постоянной организации, но имевшие особую систему комплектования): «при зачислении коих в полк их чин переименовывался в соответствующий офицерский казачий чин и назначалось жалование по шкале армейских кавалерийских окладов».

После отставки эти офицеры отчислялись из казачьего сословия и при поступлении на службу по гражданскому ведомству получали соответствующий их офицерскому званию класс статского чиновника: зауряд-хорунжий коллежского регистратора, зауряд-есаул титулярного советника и т.д. Следует отметить, что казачьи офицеры не имели точного сравнения с офицерскими чинами в регулярной армии. Как уже указывалось, офицеры-казаки не имели денщиков, зато им отпускался провиант на вольную прислугу. Офицерам казачьего происхождения полагался 20-летний срок службы; общий срок службы рядовых составлял 30 лет.

19 мая 1871 года Енисейский казачий полк был упразднен, состав его расформирован, и лишь небольшая группа составила Красноярскую казачью сотню. Комиссию для преобразования полка возглавил командир полка есаул М.В. Раевский (сын декабриста В.Ф.Раевского) и четыре командира от сотен: есаул Спиридонов, есаул Рудин, сотник Василовский и хорунжий Солдатов.

Офицеров, не принадлежавших к казачьему сословию, вывели из штата, а казачьего происхождения уволили из сословия с правами и с выдачей в потомственную собственность по 200 десятин пахотной земли и сенокосных угодий, или перевели в другие казачьи войска. Вдовы с детьми получали по 200 десятин, без детей – 100 десятин. Оставили в собственности усадьбы, право пользоваться общим выгоном и водопоем. Получавшие денежные пособия продолжали пользоваться ими. Пожелавшим казакам переселиться в Амурский край предоставляли там землю на основании вышеизложенных правил. Переселенцам выдавали по 15 рублей серебром и провиант в течение двух лет. Нижних отставных чинов, сохранив за ними потомственный надел земли в 30 десятин на душу, причислили к государственному сословию крестьян-собственников, возложив полагающиеся в таком случае подати, денежные и натуральные повинности, в том числе и рекрутскую, кроме тех, кто прослужил 15 лет или был уволен из-за ранений. Разрешалось оставлять в собственности уволенных казаков ранее обработанные дополнительные десятины, а с 1907 года размер земельного участка мог увеличиться от 75 до 100 десятин. Права вновь образованной казачьей сотни остались на уровне 1851 года с 6 офицерами, 8 урядниками, 80 казаками, 10 нестроевыми (писари, денщики). В 1872 году в конную казачью сотню получил назначение поручик 52-го Красноярского губернского батальона Николай Александрович Шепетковский, впоследствии известный общественный деятель. Его сестра Екатерина Александровна (в замуж. Рачковская), позировала В.И. Сурикову (этюд «Сибирская красавица». 1891).

Предки знаменитого художника Василия Ивановича Сурикова, происходившие из казачьего сословия, служили в Сибири, начиная с XVII века. Рядовыми казаками были Илья и Петр Суриковы, пятидесятниками – Петр Васильевич и Иван Петрович, сотниками – Иван Васильевич и Иван Тихонович, хорунжими – Матвей Иванович, Василий Матвеевич, Марк Васильевич Суриковы. Более 30 лет прослужил в должности полкового атамана и войскового старшины Александр Степанович, двоюродный брат деда художника, удостоенный за беспорочную службу орденом Св. Анны 3-й степени.

Коротко остановимся на биографии Федора Федоровича Спиридонова, материалы из рукописи которого «История о сибирских городовых казаках» использовались в этой статье. В 1852 году уряднику Ф.Ф. Спиридонову было поручено принять полковой конный корпус. В 1859 году зауряд-хорунжий Федор Федорович командирован на золотые прииски для сопровождения приискателей. В 1861 году входил в команду по выбору земель в Енисейском округе для проживания казаков. В 1865-1866 годах командовал 2-й, а затем 3-й сотней Енисейского полка. В 1871 году входил в комиссию для преобразования Енисейского казачьего полка в Красноярскую казачью сотню. В 1872 году Ф.Ф. Спиридонов был уволен от службы.

Этого отставного казачьего офицера хорошо знал и дружил с ним на протяжении нескольких лет Василий Иванович Суриков. Федор Федорович, много переживший и повидавший за свою долгую жизнь, несколько раз позировал художнику. Он стал натурой для образа А.П. Суворова в картине «Переход Суворова через Альпы в 1799 году». Рассказы Спиридонова, свидетеля ушедшей старины и быта сибирского казачьего сословия, помогли Сурикову и в работе над картиной «Покорение Сибири Ермаком» (1895).

В Первую мировую войну, в 1915 году, был сформирован и отправлен на фронт Красноярский казачий дивизион и несколько команд. В январе 1918 года, по приказу Красноярского совета рабочих и солдатских депутатов, казачий дивизион должен был разоружиться. Вместо этого, во главе с войсковым атаманом А.А. Сотниковым, казаки ушли в село Каратуз, а затем, большей частью, рассеялись по домам. В Гражданскую войну енисейское казачество поддержало власть адмирала Колчака, который в 1919 году признал его административный статус - «Отдельное казачье войско. Часть енисейской дружины примет участие в тяжелейшем «Ледяном походе» Белой армии во время исхода на восток зимой 1919 года. После освобождения Красноярска в январе 1920 года, Енисейское казачье войско будет упразднено. Несмотря на все катаклизмы российской истории, заслуги казачества в государственном устройстве Руси, освоении Сибири, их героизм в защите своего Отечества в многочисленных войнах, несомненны. «Если бы я имел их в моей армии, я прошел бы с ними весь мир» - эта фраза принадлежит Наполеону, сказанная в адрес русского казачества.

Автор: Тамара Семеновна Комарова, старший научный сотрудник отдела истории Красноярского краевого краеведческого музея