Дачные воспоминания

21 октября 2022

Дача – небольшая поземельная собственность по отводу, дележу или дар за службу; это загородный дом, который мог называться усадьбой, дачей, мызой, жильем вне города. Дачник – житель загородного дома.

Дачи в России появились в XVIII веке во время Петра I. Дворяне, призванные из деревень на государственную службу, стали первыми обзаводиться дачами. Дороговизна проживания в столице компенсировалась загородными домами, а для состоятельных людей - дворцами, где можно было пользоваться и более здоровым климатом. Постепенно дачи стали обязательным атрибутом не только для дворян, но и для зажиточных людей. Во второй половине XIX века за город устремились все слои населения, включая лавочников и писарей. Выезд на дачу был модным и престижным; больше всего дач находилось под Петербургом и Москвой. В 1888 году вокруг только Москвы расположилось более 6000 дач. Летом большинство крупных городов России пустели, их обитатели жили за городом с весны до осени, такой массовый дачный отдых был особенно характерен для нашего отечественного населения.

Дачное общество в Красноярске в сравнении с европейскими городами было молодое. Жители губернского города задыхались от пыли из-за каменистой и песчаной почвы и отсутствия леса с западной стороны. Еще в середине XIX века состоятельные горожане устремились за город. Как упоминал в своей книге ссыльный писатель В.А. Ватин «С. Минусинское. Исторический очерк» (Минусинск. 1914. С. 385), в 1859 году Енисейское губернское управление запрещало использовать выгоны для городского скота под дачи. Участки брались, как тогда называли в «оброк». Но особую популярность дачи получили в 1870-1880-е годы. Садовые участки находились за городским садом на берегу Енисея, на Поповом лугу (низменная часть города на берегу Качи), на Береговой улице, на Гремячем ключе, за Успенским монастырем на берегу Енисея, в Покровской слободе, за рекой Качей, в Таракановке и т.д.

Большим спросом пользовались дачи на Гремячем ручье, близ Успенского монастыря и в районе Таракановки (местность недалеко от Гремячего ключа). Здесь находились дачи известных красноярцев: П.С. Смирнова, П.С. Ляпунова, П.И. Гадалова, П.И. Кускова, И.А. Матвеева, семейства Кузнецовых, Д.Е. Лаппо и др.

В 1870-х годах на средства Успенского монастыря была сооружена береговая дорога между Гремячим ключом и монастырем, частично вырубленная в гористой местности, но ледоход снес деревянный мост. Эта дорога являлась кратчайшей и была очень любима горожанами, которые совершали прогулки к ключу по воскресным дням. По береговой дороге до дач доезжали за 40 – 50 минут, а по круговой через горы - 1,5 часа. Дачное общество просило городскую думу ассигновать 10000 рублей на восстановление, которые должны были окупиться в течение 12-15 лет. Общество рассчитывало брать сбор за проезд по дороге с экипажей, велосипедов и других «двигателей», кроме пешеходов. Инженер И.Ф. Кинер составил смету на строительство, городская дума приняла ходатайство к удовлетворению: 7 января 1913 года была выделена запрашиваемая сумма. Вскоре, 15 мая, дума выдала красноярскому дачному обществу дополнительный заем на 3000 рублей для окончания работ по береговой дороге к монастырю.

На даче Ю.П. Матвеевой. Ручей «Гремячий ключ» против Базаихи на левом берегу Енисея. На веранде: слева профессор Ю.П. Вагнер и Ю.П. Матвеева. Ниже: И.И. Кусков, Е.Н. Вагнер (жена Ю.П. Вагнера), М.А. Абакумова, неизвестная, Л.С. Крутовская, А.А. и А.И. Кусковы. Лето 1897

До строительства железной дороги по выезде из города дачники к Гремячему ключу ехали по лугу с березками. Во время строительства железной дороги и моста, березняки вырубили, срезали часть Афонтовой горы, свозя землю для насыпей.

Беседка на даче Ю.П. Матвеевой на Гремячем ключе. Фото Л.Ю. Вонаго. 1907

Как оформлялись дачи до 1917 года? Земля под дачу межевалась и вносилась в план, который составлял городской землемер. Затем план утверждался городской думой. Стоимость аренды за квадратную сажень (213.36 см. – Авт.) определялась в сумму от 2 до 10 копеек. Оценку делала городская управа, она же заключала контракт на пользование землей на определенное число лет. Дача, как правило, состояла из жилого дома, кухни и надворных служб, а также огородных и садовых насаждений. Чем дальше располагался участок, тем меньше стоила сажень. Учитывая отдаленность от города в 1875 году за сажень на берегу Енисея брали до 4,5 копейки; за сажень за монастырем брали по 2 копейки. Если на даче предполагалось промышленное заведение, то сажень стоила 25 копеек. Плата за надел под дачу служила одним из доходов для городской казны.

Объявление об отдаче дач в аренду.

Купец 3-й гильдии Геннадий Васильевич Юдин годами продлял сроки аренды своей дачи в Таракановке (название происходит от одноименной деревни, которая была снесена при губернаторе В.К. Падалке), платя по 10 копеек за сажень, так как учитывалась близость к городу. Г.В. Юдин намеренно выбрал место для дачи на горке, с которой открывался чудесный вид. В прошлом это было любимое место для прогулок и праздничных поездок, пикников красноярцев до постройки железной дороги. Особенно много гуляющих выезжало зимой полюбоваться ледоходом или большой водой на Енисее. Купец выбрал место в 1879 году, хотя знакомые посмеивались над тем, что Юдин выбрал место на булыжном голом пригорке. Дача состояла из двух домов и служб, был рассажен сад и построена небольшая оранжерея. После пожара в Красноярске в 1881 году, семья Юдиных осталась жить на даче, отдав дом в городе лишившемуся жилья врачу П.Д. Сысоеву. Осенью 1886 года в усадьбе сгорели службы, но удалось сохранить дома и флигель, где находилась библиотека. К флигелю пристроили второй этаж, который также был занят библиотекой, ставшей впоследствии одной из богатейших частных библиотек России.

Пясецкий П.Я. Панорама Красноярска. Начало строительства моста через Енисей (у нижнего края рисунка – дача Г.В. Юдина) 1897

Недалеко от Юдинской дачи разместились постройки Н.Н. и И.Г. Гадаловых, Кузнецовых, здесь же была дача и строителя железнодорожного моста Е.К. Кнорре, продлившего срок аренды на 5 лет; площадь его дачи составила 420 ½ сажень. Плата за квадратную сажень составила 10 копеек из-за близости к городу. Со строительством моста все свободные дачи были заняты служащими по постройке дороги; Кнорре выстроил на горе несколько домов для них, ниже горы были построены бараки для рабочих. Часть дачных строений ушла под полотно дороги. Многие дачники считали, что с постройкой моста не стало прежнего приволья, не стало зелени, которая украшала дачную дорогу, стали сохнуть сады. Некоторые владельцы жаловались, что дачные постройки застраиваются скученно, что железная дорога затруднила передвижение, и ходить через рельсы нужно с палочкой, другим мешал грохот проходящих поездов.

Нередко городским властям приходилось выяснять отношения с некоторыми дачниками из-за стоимости сажени. В 1903 году городская дума определила арендную плату за дачу Е.П. Кузнецовой в Гремячем ключе по 2 копейки за квадратную сажень. С красноярского врача С.С. Франкфурта дума запросила 10 копеек за квадратную сажень, и тот обратился в городскую управу с жалобой. Городская управа пояснила повышенную стоимость сажени тем, что у врача имелось много хозяйственных построек.

Некоторые дачи сдавались в наем; в качестве примера можно привести купеческую дочь Е.П. Кузнецову, у которой насчитывалось 5 дач. Дачные постройки ее были очень разбросаны, из-за характерной гористой местности. Одну из дач она впоследствии продала купцу А.Т. Савельеву, еще три продала П.И. и И.И. Кусковым и П.С. Смирнову.

Были случаи, когда земли под дачи захватывались незаконно. 3 октября 1907 года красноярские жители Михневич и Иванчук подали ходатайство в городскую думу об отдаче им самовольно занятых земельных участков в Таракановке. Члены специально созданной комиссии осмотрели участки и постройки на них и вынесли решение: данные участки не предназначены для городского заселения и подлежат сносу. Но учитывая «малую состоятельность» ходатайствующих и наступление холодов, отложить снос до весны. Первые выезды на дачу начинались ранней весной. Надо было все подготовить к предстоящему летнему отдыху: убрать сухие ветки и листья, прибрать в отдельных домиках-кухнях и в самих домах, прибрать сад, устроить погреба, набить их льдом и снегом, вскопать грядки, подготовить клумбы, подправить заборы и калитки. С дач вывозился мусор, ветки, щепки, привозился чернозем на грядки, гравий на садовые дорожки. Для лошадей запасали корм на тот период, пока не появится молодая трава. На базарах закупались удилища, лески, грузила, крючки для рыбной ловли, инструменты для работ по дереву: ножи, пилы, топорики и т.д. Некоторые семейства выезжали на уборку дач, когда на деревьях только распускались почки и кое-где еще лежал почерневший снег. На больших «состоятельных» дачах круглогодично жили сторожа.

Семья врача П.Н. Коновалова на даче в Таракановке. 1890-е

В мае-июне Красноярск начинал переселяться на лоно природы. С утра и до вечера тянулись по городским улицам ломовики, увозившие домашний скарб за город по направлению к Гремячему ручью, к монастырю, в деревни Базаиха и Торгашино. Хозяйки заранее собирали все необходимое для летней жизни за городом: кухонную и столовую посуду; утварь - кадушки, бутыли, банки, сковороды, ухваты, ковши, кочерги, веники; а также кровати, матрацы, одеяла, белье, одежду. Обязательной принадлежностью утвари являлся самовар, он был красив, удобен и придавал завершенность столу. Укладывали вещи на подводы с кучерами, плотно и крепко перевязывали длинными веревками и рано утром повозки отправлялись в путь. Выезд на дачу был долгожданным и радостным событием, особенно для молодежи. Ежедневные прогулки в окрестности дач, в леса и луга, напоенные ароматом хвои, листвы, трав, шумом деревьев, гомоном птиц, сбор оранжевых жарков, лиловых колокольчиков, голубых незабудок, белых ромашек – что могло быть лучше летними незабываемыми днями. А сколько впереди ждало разных развлечений. Ученик 7 класса гимназии Александр Павлович Иванов-Радкевич (впоследствии пианист и дирижер, профессор Московского института культуры), сын музыканта и композитора, организатора симфонического оркестра в Красноярске в 1910 году Павла Иосифовича Иванова-Радкевича, писал в своих гимназистских дневниках в 1916 году: дети вбегали «в прекрасную страну лесов, лугов, ущелий, напоенных ароматом хвои, листвы, трав и цветов, наполненной неумолчивым журчанием горной речки, гомоном птиц, ровным шумом сосен, елей и берез». И много лет спустя, живя в Москве, часто вспоминал свои детские впечатления от дачной жизни.

Пясецкий П.Я. Окрестности Красноярска. 1897

Енисей тоже был жизнью дачников. Любимым занятием для многих из них было катание на лодке на Шелонин бык, до деревни Овсянки, доходили до Караульного быка, а дальше к Березовке по безбрежной дали Енисея. Выезжали часто всей семьей, выходили на берег, расстилали скатерть, на ней посуда, еда; на костре кипел чай; жарились яичница с хрустящими поджарками; огурчики, редис, остуженное в реке молоко… Или вечерние катания на больших лодках, которые назывались «компанейскими». Часто это были довольно рискованные прогулки из-за быстрого течения реки. А рыбалка! Даже дети ловили в ручьях мальков своими снятыми рубашками. Младшие ребята играли в лапту, в бабки, в цветные стеклышки, ловили сачками бабочек, запускали бумажных змей. На ручьях мастерили игрушечные мельницы, переправы, играли самодельными лодочками, корабликами. Взрослые любили играть в крокет. С наступлением вечеров у качелей собиралась молодежь всех возрастов.

Игра в городки. Начало ХХ в.

Одним из любимейших развлечений дачников было купание. На ходу срывая рубашки, дети прибегали к Енисею уже раздетые. Многие дачи имели собственные купальни с навесами, скамейками, которые устраивались вдоль берега. Купальни сооружали следующим образом: делали козлы из длинных бревен на 4-х ножках, концы закрепляли длинными жердями, соединяли с берегом и настилали пол; устраивали дощатые стенки для раздевалки. Сооружение спускалось в реку на глубину козел и закреплялось на берегу; по стенкам устраивали скамейки. Менее состоятельные владельцы сооружали общую купальню. Купален часто обустраивалось такое количество, что «компанейским» лодкам с путешественниками приходилось передвигаться довольно сложно: строения все время нужно было огибать.

Дача Е.И. Кудрявцевой в районе Афонтовой горы. 1900-е
Бролинг Г. Дачное нашествие. Карикатура. Начало ХХ в.

На многих дачах устраивались беседки, где можно было отдохнуть от летнего зноя, пить вечерний чай под абажуром. Еда – это обычно общение, беседа, а чай – настроение на «довольство жизнью». Был любим дачниками и квас. Пожилые люди усаживались у окон, наблюдая угасание дня. Однако была и такая несносность: вечерами отдыхающих людей донимали комары, мошки, слепни, оводы. На большинстве дач владельцы устраивали цветники, клумбы, огороды, ягодники, другие любители природы оставляли естественные фрагменты леса. Цветники служили для удовольствия и отдохновения, их старались устроить ближе к дому: росли многолетние и сажались сезонные цветы: анютины глазки, флоксы, левкои, гвоздики, резеда, петунья, ромашки, астры, георгины, розы. В дачных садах выращивались плодовые культуры – яблони, груши, сливы, вишни, крыжовник, малина; разнообразные овощи. Некоторые садоводы выращивали дыни, арбузы. Сады были обязательной принадлежностью многих дач, так же как лопухи и крапива. Утренними катерами приезжали гости из Красноярска, обедали, отдыхали, а вечерними возвращались в город. Далеко не все дачники имели собственное жилье; многие любители природы снимали дачи в деревнях Березовка, Овсянка, Свищево и т.д.

Специальных летних нарядов у дачников не существовало. Учителя, чиновники, служащие, купцы и на дачах одевались так же, как в городе. Белый китель, темные брюки, фуражка с белым чехлом или шляпа из соломки, панамка. Женщины надевали скромные светлые платья и туфли, без чулок из дома не выходили. Если мужчина-дачник шел в гости, то он не мог появиться без воротничка и галстука. В прогулках на реку или в лес надевали рубахи-косоворотки, подпоясанные шнурком с кистями. О шортах речи не шло.

С приобретением продуктов за городом дело обстояло просто. Утром около дач появлялись повозки с сидящими на передке возчиками, которые громко кричали: «Вот мясо, мясо! Кому мяса! А вот грыбы, грыбы». Горожане и сами любили собирать грибы, их солили, сушили; они разнообразили пищу. Из калиток выходили хозяйки и покупали все необходимое. Мясо, масло, сметана всегда привозились в изобилии; важную роль в рационе дачников играла и рыба. Ближе к вечеру, к берегу Енисея, причаливали крестьянские лодки, с которых дачники ведрами покупали малину, клубнику, смородину, черемуху; грибы; птицу – глухарей, рябчиков, куропаток, уток. Ящиками привозили пиво. Поэтому хозяйки редко выезжали в город, все можно было купить на месте. Запасали только перед приездом на дачи соль, сахар, муку, из которой все лето пекли хлеба, булки, пирожки, шаньги. В выходные дни со всех дач неслись запахи стряпни.

С появлением первых ягод начинались заготовки на зиму: сушили, варили варенье, готовили ягодные и фруктовые соки. Для хорошего варенья использовались не совсем спелые плоды, чтобы не разваривались. Ягодное варенье готовили в начале или под конец сезона. Ягоды и фрукты снимались после нескольких сухих и ясных дней, снятые в сырую погоду плоды становились водянистыми. Варенье варилось обычно в больших и низких тазиках из желтой меди. Ягоды должны были лежать тонким слоем, чтобы их можно было встряхивать. Затем их перекладывали в фаянсовую или глиняную посуду и давали остыть, и только потом - в стеклянные банки или глиняные горшки.

А как обстояло дело с пожарной безопасностью дач? Сохранилось «Обязательное постановление» за подписью городского головы С. Потылицина, от 17 августа 1916 года, опубликованное в «Енисейских губернских ведомостях» (№ 62 от 26 августа). В «Постановлении» перечислялись основные обязательства дачевладельцев и дачников в местности на Монастырском плотбище (место на берегу реки – Авт.). С 1-го мая по 1-е сентября каждый дачевладелец обязывался иметь на весь сезон кадки и бочки, наполненные водой, емкостью не менее 20 ведер.

А.М. Корсак с внучкой Леночкой на даче. 1903

Все домовые трубы должны были вычищаться не менее одного раза в месяц. Запрещалось возводить во дворах дач костры, а также пускать палы. Имеющим двухэтажные жилые здания, обязательно надлежало иметь приставные лестницы, достигающие высоты окон 2-го этажа. Виновные в нарушении правил «Постановления» привлекались к уголовной ответственности.

Наступал август, начинали редеть сады; сняты почти все ягоды. Уже не такое жаркое солнце, короче вечера. В сентябре, начале октября дачная жизнь для многих заканчивалась. И опять по улицам Красноярска и других городов Енисейской губернии тянулись ломовики со скарбом, который дачники перевозили на городские квартиры. Вот так годами и десятилетиями протекала загородная жизнь с ее укоренившимся, устоявшемся бытом. В сохранившихся воспоминаниях людей прошлых поколений, дачная жизнь всегда вспоминалась с большой любовью, как любят ее и многие наши соотечественники.

Описание дачной жизни прошли через произведения многих русских писателей, упомянем здесь лишь несколько: А.П. Чехов, И.А. Бунин, И.С. Тургенев. Не обошли этой темы и русские журналы сатирического содержания, такие как «Осколки», «Будильник» и др. Приведем здесь несколько шуточных коротких стихотворений, публиковавшихся в указанных журналах в 1900-е годы.

Дачные воспоминания

Для меня невзрачныя

Палестины дачныя –

Памятник прошлых дней…

Здесь вот близ акации,

Я внимал нотации

Женушки своей.

Здесь ребят с угрозою

Гибкою березою

Сек в вечерний час,

И с веревкой крепкою

Под ольхою цепкою

Сам стоял не раз.

Всюду на дачах

О настойках, о соленьи,

О балах, о варке вишен,

О купаньи, о вареньи

Разговор повсюду слышен,

О кончающемся лете

Все толкуют с неохотой…

Как несносны толки эти

С их обычною зевотой.

Горе современного супруга

Чуть-чуть не плачу,

Судьбу кляну:

Повез на дачу

Свою жену!

Ох, хуже муки

Я там не ждал:

Жену от скуки

Я целовал!

После 1917 года многие дачи были объявлены муниципальной собственностью. Многие из них новой властью были использованы под школы, разного рода учреждения, дома отдыха, жилые помещения. Так, дачные постройки Г.В. Юдина были частично отданы неимущим жильцам, на нижнем этаже библиотеки была устроена школа.

Со второй половины 1920 годов началось создание дачных кооперативов. Это помогло в какой-то степени облегчить жилищный голод. До 1940 года дачи были признаком принадлежности к элите. После Великой Отечественной войны возникли садовые товарищества, дачно-строительные кооперативы, организованные по решению местных властей. Членами дачных кооперативов становились лица, достигшие 18 лет и имеющие постоянное местожительство. Строительство дач осуществлялось по типовым проектам, надел земли был строго ограничен. Но это тема уже для другого разговора.

Весь материал публикуется впервые.

Список использованных источников:

  1. Дневники с воспоминаниями А.П. Иванова-Радкевича. КККМ О/Ф 9544-2/Д-2700, 2704, 2706, 2709.
  2. Шлихтер А. Земельный вопрос в гор. Красноярске. Красноярск, 1916.
  3. Отчет Красноярской городской управы за 1907 год. Красноярск, 1908.
  4. Обзор хозяйства города Красноярска за 1905 год, октябрь-декабрь 1907 года, за 1908 год, за январь-июнь 1909 года, за октябрь 1912-январь 1913 года, апрель-май 1913 года.
  5. Спутник по городу Красноярску. Изд. В.И. Щипанова. Красноярск, 1911.
  6. Юдина А.Г. Описание Таракановки. КККМ В/Ф 8854/20.

Автор: Тамара Семеновна Комарова, старший научный сотрудник отдела истории Красноярского краевого краеведческого музея

Фото: Красноярский краевой краеведческий музей