История забытых имен – это история чьей-то жизни. Родюков Иван Григорьевич

16 апреля 2024

Историческая память избирательна. Одним она отведет под биографии многотомные издания, другим – скромные панегирики, третьим отпустит жалкие осколки единичных воспоминаний, большинству же оставит полное забвение. В будущее история допускает немногих. Одному из таких отчасти забытых, но интереснейших персонажей прошлого, с его неповторимой, как у каждого из нас судьбой, и посвящается эта статья.

Родюков Иван Григорьевич (род. 1802 г., дата сверена по нескольким исповедным росписям) происходил из дворян; с 1820 г. занимал должность канцелярского служащего, с 1841 г. - енисейский губернский прокурор, с 1845 г. - председатель Енисейского губернского правления, действительный статский советник. И. Г. Родюков не был обделен чинами и наградами за свою довольно продолжительную службу: орден Станислава I степени, орден Св. Владимира III степени, орден Св. Владимира IV степени (знак 35-летней выслуги), орден Св. Анны II степени.

В красноярском обществе сложился образ о нем, как о человеке, глубоко почитаемым служащими, деятельного, ответственного, жившего с чисто русским размахом. Такая вот самобытно-свободная личность. Был вторым помещиком в Енисейской губернии после И.И. Коновалова, владельца Знаменского стеклоделательного завода. Иван Григорьевич имел в деревне Тигино близ Енисейска имение до 100 душ крепостных обоего пола. Крестьяне платили оброк, жили довольно зажиточно, редко видели своего хозяина, бывавшего наездами1.
И.Г. Родюков. II половина 1860-х. Фотография А.Ф. Кеппеля. Красноярск.

В Красноярске Родюкову принадлежал один из самых богатых домов по Воскресенской улице на Старобазарной площади под № 3 (начало проспекта Мира; дом не сохранился), на 8 саженях, который состоял из десяти комнат с 10-ю печами в них, кухней во дворе, кладовой, конюшней, людской, завозни, двух подвалов и оранжереи. Дом Ивану Григорьевичу достался от отца - титулярного советника Григория Осиповича Родюкова, члены семья которого, по свидетельствам старожилов, из-за жестокого обращения владельца с крепостными, были убиты, крестьяне оставили в живых лишь двух малых детей – Ивана и Настю2. А дальше - лакуна в биографии Ивана Григорьевича. Кто остался опекуном осиротевших детей, какое образование было получено Родюковым? На то время в Сибири существовала единственная гимназия в Тобольске, в которую отправляли изредка своих детей состоятельные жители Красноярска. Обучение его в лицее в Петербурге не подтверждается.

Все дела в доме вела сестра Анастасия Григорьевна Каменщикова (род. 1787), вдова участника Отечественной войны 1812 г. (или заграничных походов). В указываемом доме И.Г. Родюкова, по свидетельству красноярского старожила и автора уникальных воспоминаний И.Ф. Парфентьева, скончался по возвращении в Россию камергер Н.П. Рязанов (1764-1807), государственный деятель и писатель, неофициальный глава Русско-Американской К0, инициатор Первой кругосветной экспедиции 1803-1806 гг. Ивану Григорьевичу в это время 5-6 лет. Возможно, жив был еще отец. Упоминается брат Николай, о котором сведений нет.

И.Г. Родюков, щедрый до расточительности человек, вел в Красноярске жизнь хлебосольную. Сохранилось свидетельство, что он в 1852 г. приглашал на дружеский ужин декабриста Василия Львовича с сыном Петром, приехавшим к отцу в Сибирь после отставки от военной службы. Словесный портрет Ивана Григорьевича оставил Василий Иванович Суриков. Он вспоминал, как Родюков, «старый екатерининский вельможа, похожий на Державина», присутствовал на выпускном акте в уездном училище и прямо сказал юному Васе: «Ты будешь художником!»3.

Родюков был холост, однако, у него и его дворовой девушки Екатерины Алексеевны Рудневой был «незаконный» сын Николай 4 лет, а шестью годами позже, 12 марта 1846 г., родился сын – Александр4. По запискам В.И. Вагина, впоследствии общественного деятеля, писателя, историка (более 200 работ), одно время редактора газеты «Сибирь», по итогам поездки в Европейскую Россию в 1844 г., он сделал со своими спутниками остановку в Красноярске, у губернского прокурора, Ивана Григорьевича Родюкова. «…Это был полный и красивый господин лет 40, с очень веселою и, как сказали бы нынче, жизнерадостною женою…». Стал быть, любил, образовал, ввел в свое общество, «исцелился», как раньше говорили, от одиночества; не скрывал незаконный брак: «уж лучше грешным быть, чем грешным слыть». «Он жил барином и действительно был барин и даже едва ли не единственный в Восточной Сибири помещик: у него были земля и более сотни душ в Енисейском округе. В первый же вечер нашего приезда к Родюкову пришли два или три знакомых… Устроилось нечто вроде литературного вечера. Читали модный тогда роман Сю «Водяной мир», в переводе, прилагавшийся, кажется, к «Библиотеке для чтения…»5.

А теперь предоставим место «Воспоминаниям» местного летописца И.Ф. Парфентьева о И.Г. Родюкове (стиль сохраняется), дополняющие немногочисленные свидетельства о жизнедеятельности этого незаурядного человека. «… Нет памятника достойночтимаго и уважаемаго моим покойным родителем и мною председателя Енисейскаго губернскаго правления, действ(ительного) ст(атского) советника Ивана Григорьевича Родюкова, исправлявшаго должность и гражданского губернатора (память котораго совершается 24 июня), умершаго внезапно на 1870 год ночью, он был человек холостой, годов 60 с лишним, но был здоровой, крепкий мужчина, красив, похож он был, как я слыхал от стариков, на покойнаго императора Александра I, лысый, волоса сзади зачесывал наперед и ими закладывал всю плешь; он был кавалер Св. Станислава I ст(епени) и других меньших орденов; дом его был наследственный на Старособорной площади, на углу, против Казенной палаты, доставшийся наследнице его, кажется, племяннице по роду Клавдии Егоровне, вышедшей впоследствии за доктора Можарова и заложенный ею отст(авному) канц(елярскому) служителю Ив(ану) Як(овлеви)чу Волкову в 800 руб(лей), а им проданный же новому владельцу; Ив(ан) Григорьевич оставил, как слышно было, состояние 60 т. сереб(ром), но его наследники прожили и даже не поставили покойному и памятника.

Он был честный человек и добродетельный; имел поместье, состоявшее в дер(евне) Тягиной (Тигиной – сост.) Кр(асноярского) округа (Енисейского округа – сост.). кажется, 300 душ обоего пола; сперва им владел брат Ивана Григ(орьевича) – Николай Григорьевич, но его, по жестокости обращения с крестьянами, бывшему в то время в обыкновении, как я слыхал, убили (см. начало статьи – сост.); поместье это было в хорошем месте, в лесу; я в 1869 г. проезжал мимо его в Енисейск и обратно и заметил заколоченный одноэтажный барский дом в саду; Иван Гр(игорьеви)ч ездил туда с гостями в свои имянины, гости же были приближенные к нему: дейст(вительный) ст(атский) сов(етник) Николай Касперович Эрн (председатель Енис(ейского) губ(ернского) суда), надворный советник Конст(антин) Ив(анови)ч Баженов (советник II отд(еления) Енис(ейского) губ(ернского) правления, в котором был председателем Иван Григорьевич, и так как он был человек доверчивый, а Баженов знаток своего дела, то и прозвали это управление «династией К.И. Баженова», он всем и каждому готов был угодить, а Иван Гр(игорьеви)ч подписывал… (К.И. Баженова Родюков впоследствии назначит своим душеприказчиком - сост.)
Волков Ю.А. И.Г. Родюков и К.И. Баженов (справа). 1858-1860

Еще гости были Ивана Гр(ригорьеви)ча – Рязановы – громкие золотопромышленники: Иван и Виктор Игнатьевичи, дом которых по Благовещенской улице, недалеко от мужской гимназии; дом этот был так называемый «игорный дом», в нем на каждую субботу по уговору собирались игроки в карты и проводили это занятие до утра или даже до вечера следующаго дня, и назывались «субботники», а после все раззорились и примерли; в улицу около этаго же дому построен был флигель, который и ныне существует, в нем помещалась контора Рязановых… В числе гостей же Ивана Григорьевича состоял и председатель Енисейской казенной палаты Всеволод Гаврилович Политковский, любивший гавайские сигары и с ними, кажется, не расстававшийся тогда только, когда спал, да и Иван Гр(игорьеви)ч любил сигары; и когда идет или едет по улице, всегда уже с сигарою во рту, но когда был сильный пожар в июле 17 ч(исла) 1862г., тогда, по благоразумному внушению городскаго головы, что неосторожно обыватели обращаются с огнем – курят и бросают окурки на улицу, не загасив их, - бросили дорогою курить и Иван Гр(игорьеви)ч, и Политковский. В числе домашних посетителей Ивана Гр(игорьеви)ча был и губернатор Василий Кириллович Падалко, и жандармский полковник Николай Игнатьевич Борк, заслуженный воин-ветеран; из купечества только был Петр Иванович Кузнецов; как-то в 1844 г. родитель мой пришел поздравить Ивана Гр(игорьеви)ча с днем ангела его, и, выпив чашку чая, стал собираться, Ив(ан) Гр(игорьеи)ч спрашивает: «Куда ты торопишься»?» и, получив в ответ, что в коллегию, а Иван Гр(игорьеви)ч на это сказал: «Какая тебе коллегия, когда прокурор (он в то время был прокурором) имянинник, сегодня табель» (табельные дни – праздничные – сост.), посмеялись и попрощались.

Ив(ан) Гр(игорьеви)ч был человек характера добраго и уступчиваго; когда Вас(илий) К(ириллови)ч уезжал с ревизией по губернии, а Иван Гр(игорьеви)ч оставался исправлять его должность, то вопреки распоряжений нач(чальника) губернии никаких таковых с своей стороны не делал, чиновников не увольнял и не определял по службе до возвращения В(асилия) К(ириллови)ча… В(асилий) К(ириллови)ч такую подчиненность любил и Ив(ана) Гр(игорьеви)ча уважал за ум и за что называется: «чин чина почитай».

Бывало, придешь к Ивану Григорьевичу за каким-либо советом или по его требованию об каком-нибудь деле справки; у меня была память большая, я о положении всякаго дела помнил; И(ван) Гр(ригорьеви)ч первее всего, поздоровавшись, просит садиться; я в первый раз, когда был у него, на приглашение это не согласился; он во второй раз повторяет и, наконец, в 3 раз уже повелительно; я тогда только сел и объяснил об делах, присовокупя, что мне совестно пред начальством объясняться сидя, а он на то: «Если, - говорит, - не приглашают – де садиться, то это непростительно, а приглашают, так надобно молодому человеку слушаться». А когда он, будучи уже председателем, получил чин д(ействительного) с(татского) с(оветни)ка (По Табелю о рангах соответствует воинскому чину генерал-майора – сост.), то и тогда я бывал у него дважды, но вашим пр(евосходительство)м он себя титуловать воспрещал; «У меня, - говаривал, - есть имя и отчество, а титул только уместен в официальных бумагах». До чего был добр и спокоен И(ван) Г(ригорьеви)ч, видно из того, что однажды камердинер его, дворовый человек, был выпивши, и, одевая барина, крест Св. Анны 2 ст(епени) надел на шею его на левую сторону, а когда И(ван) Г(ригорьеви)ч взглянул в зеркало и заметил это, и сказал ему, что дурак, не знаешь, что делаешь.

Волков Ю.А. И.Г. Родюков и купец К.И. Шпейер (справа) в городском саду. 1858-1860

И(ван) Г(ригорьеви)ч жил не роскошно, но и не скупо; он имел карету, дышловых лошадей, браваго кучера, провизия вся доставлялась ему только из его поместья, как-то: хлеб, дрова, овес и проч(ее); по дому у него распоряжалась сестра – старушка, вдова, кажется Каменьщикова, муж которой убит был в (18)12 г. на войне с французами; она получала пенсию 600 р(ублей) сер(ебром), да еще родственница Анна Алексеевна Налабардина, старушка-девица, впоследствии лишившаяся зрения и умершая в бедности.

В настоящее время только и утешаюся добрым воспоминанием об И(ване) Г(ригорьеви)че, когда проезжаю мимо его бывшаго дома. Да будет ему вечная память за добро его к меньшей братии»6.

А.Г. Каменщикова, сестра И.Г. Родюкова. 1860-е. Фотография А.Ф. Кеппеля. Красноярск.

Как уже упоминалось, И.Г. Родюкова очень любил губернатор В.К. Падалка, оставляя его исполнять должность начальника губернии во время своих отлучек. В 1860 году, после очередного отъезда губернатора, и произошел инцидент, в котором Иван Григорьевич сыграл любопытную роль. В сентябре этого года в Красноярск запросился ссыльный революционер-социалист М.В. Буташевич-Петрашевский (1821-1866), живший на поселении в селе Шушенском Минусинского округа, для встречи с родственниками и приискания службы. И.Г. Родюков дал разрешение на приезд, что было сделано не без согласия В.К. Падалки, но против желания генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского, который 12 января 1861 г. потребовал вернуть ссыльного на место водворения. Родюков в ответ отписался, что Буташевич-Петрашевский болен и помещен в городскую больницу. 31 марта того же года Иван Григорьевич сообщил новому генерал-губернатору М.С. Корсакову, что здоровье поселенца не улучшается и удалять его из Красноярска нельзя. Было ли это фактом симпатии И.Г. Родюкова к ссыльному, за которого хлопотали многие представители красноярского общества, но сам факт по себе представляется красноречивым. Во всяком случае, Н.Н. Муравьев-Амурский никак не предполагал, что преемник В.К. Падалки решится на перевод Буташевича-Петрашевского в Красноярск7.

Родюков Иван Григорьевич, был человеком с «притязаниями, как это бывает у особ известных и не без таланта - местный самодеятельный поэт. В 1828 г. в Красноярске был издан «Енисейский альманах на 1828 год», ставший одним из первых литературно-художественных и краеведческих альманахов Сибири, высоко оцененный ведущими русскими журналами. В авторский коллектив вошли местные поэты, прозаики, краеведы, посвятившие литературно-краеведческий материал сборника Енисейской губернии и Красноярску. В число авторов вошел и И.Г. Родюков, перу которого принадлежат два стихотворения: «А.И. С- ву» и «В альбом приятелю при отъезде». Позднее, в 1857 г., Иван Григорьевич окажется редактором первых номеров губернской газеты «Енисейские губернские ведомости».

В альбом приятелю при отъезде.

Средь качинских степей рожденный,

Воспитанник холодных стран,

Татарским дымом окуренный,

Как юрта или их кожан;

Дикарь, сибирский житель грубый,

Охотник птичий, рыболов,

Всегда задумчивый, угрюмый,

Не любит тратить много слов.

Он скажет: ну, ступайте с Богом!

И будьте счастливы в пути;

Желаю в городе знакомом

Вам все приятности найти,

С друзьями век не разлучаться.

Любить, самим любиму быть,

Везде веселье находить

И с грустью никогда не знаться.

А.И. С – Ву.

При посылке ему Антологических опытов Илличевского.

Вам, отшельнику от света

В Енисейский хладный край,

Где не видите вы лета,

Где весенний месяц май

На октябрь похож бывает,

Где лишь только невзначай

Вас веселье посещает;

Вам на память посылаю

Иллического стихов:

Вы оцените – я знаю –

Не количеством листов8.

А.Д. Илличевский – поэт, лицеист пушкинского выпуска; автор небольшого, так называемого антологического томика стихов, под названием «Опыты в антологическом роде» (1827). Издание вышло в 1827 г., а в 1828 г. Иван Григорьевич уже имеет этот нашумевший среди читателей в России томик, отсылая его знакомому. Свидетельство значимое: можно говорить о Родюкове, как о человеке разностороннем, несомненно, располагавшем хорошей библиотекой с литературными новинками (напомним - чтение модного роман Сю), выходившими в России.

Еще несколько упоминаний о благотворительной деятельности Ивана Григорьевича. На протяжении нескольких лет он состоял членом Енисейского губернского попечительства детских приютов, в частности Владимирского детского приюта. Приют открылся 15 июля 1848 г. благодаря инициативе енисейского губернатора В.К. Падалка, став первым детским заведением такого типа в Восточной Сибири. Оказывал материальную помощь на устройство мужской гимназии в Красноярске. Каждый год в городе составлялся список лиц, заменявших праздничные визиты на праздник Св. Пасхи пожертвованиями в пользу бедных. В благотворительных списках (сохранившихся в музее) после фамилий губернатора и его жены, шли И.Г. Родюков и его сестра Н.Г. Каменщикова9.

И.Г. Родюков скончался в Красноярске в декабре 1866 г. Смерть – законченный итог жизни. Похоронен на Троицком градском кладбище, могила не сохранилась. Свой дом и какие-то средства завещал дочери своей сестры А.Г. Каменщиковой и племяннице - Клавдии Можаровой. Клавдия выйдет замуж за одного из известнейший врачей в Красноярске П.И. Можарова, находившегося в близком родстве с М. Горьким. Наследство дяди было прожито.

Автор: Тамара Семеновна Комарова, старший научный сотрудник отдела истории Красноярского краевого краеведческого музея

Список источников.

  1. Альбом домашний и простой. Семейный альбом Е.В. Падалки. Иркутск. Иркутский музей декабристов. ООО «Артиздат». 2016. Составитель и автор Т.С. Комарова. С. 60.
  2. ГАКК (Государственный архив Красноярского края). Ф.592. Оп. 2. Д. 112. Л. 58об-59; ГАКК. Ф. 224. Оп. 1. Д. 17. Л. 1об-2.
  3. В. Суриков. Письма. Воспоминания о художнике. Ленинград. 1977. С. 196.
  4. ГАКК. Ф. 592. Оп. 2. Д. 112. Л. 7об.
  5. Матханова Н.П. Воспоминания В.И. Вагина о иркутском чиновнике Н.К. Эрне // Земля Иркутская. 2008. № 1 (34). С. 37.
  6. Воспоминания Парфентьева Ивана Федоровича (1777 – 1898). Под редакцией Комаровой Т.С. Красноярск. ООО «Издательство Поликор». С. 280 – 282, 284.
  7. Семевский В. М.В. Буташевич-Петрашевский в Сибири // Голос минувшего. 1915. № 5. С. 52, 54.
  8. «Енисейский альманах на 1828 год Ивана Петрова (издатель). На обороте заглавного листа: Москва, тип. С. Селивановского, 1828. С. 99, 101.
  9. Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 го. СПб. 1863. С. 20-21.